Чёрная Речка

Домашняя Доска почёта Истоки Железная дорога Леспромхоз Лесничество Власть Быт и культура Карты, планы Фото и Видео Великая война Воспоминания Статистика Стр. автора сайта Последние известия

        

Список жителей
Похозяйст-ые книги

 

 

 

 

            СТАТИСТИКА

 

 

 

 

             # Географическое положение  Широта: 56° 32' 32"  или 56,540699° С.Ш.

                                                            Долгота: 57° 26' 07"  или 57,425499° В.Д.

                              # Почтовый адрес  623300, Россия, пос. Чёрная Речка, г. Красноуфимск, Свердловская обл.

                         # Наименования улиц

                        (введены в 90-х годах) улица Запрудная

                                                            улица Луговая

                                                            улица Станционная

           # Число жителей, прописанных

             в посёлке  на конец 2010 года  66 человек

       # Число избирателей, зарегистр-х  

      на станции Ч. Речка на 01.01.2012  48 человек

                # Телефонный код региона  34394

 # Бывший зал ожидания ст. Ч. Речка  телефон 8(34394)5-96-45

   # Привязка к Горьковской ж. дороге  станция Чёрная Речка находится на 1402,8 км Горьковской ж/д

               # Расстояние до ближайших

                 районных центров (по ж/д)  до г. Красноуфимска Свердловской обл. - 31,5 км,

                                                            до пос. Октябрьский Пермского края - 16,5 км.

       # Расстояние до крупных городов

                                           (по карте)  до Екатеринбурга - 198 км,

                                                            до Казани            - 522 км,

                                                            до Москвы           - 1229 км.

                   # Полная запись КЛАДР*

                  для посёлка Чёрная Речка  ГНИИМБ        6619

                                                            ОКАТО          65468804003

                                                            Индекс          623300

                                                            Субъект РФ   66

                                                            Регион          0

                                                            Город            31

                                                            Подчинение  5  

    (*) - классификатор адресов Российской Федерации - ведомственный классификатор ФНС России,

                 созданный для распределения территорий между налоговыми инспекциями и автоматизированной

                 рассылки корреспонденции.

     # В состав территории городского

             округа Красноуфимск входят   город Красноуфимск

                                                            поселок Пудлинговый,

                                                            поселок Черная Речка,

                                                            поселок Полухино (нет жителей),

                                                            поселок Журавлиный Лог (нет жителей).

ИСТОЧНИК: Устав муниципального образования "городской округ Красноуфимск"

Сведения о численности избирателей,

зарегистрированных на территории городского округа Красноуфимск

Год (на 1 января) 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
Число избирателей, участников референдума - всего 33 255 33 206 33115 32946   31720 31818

в том числе  г. Красноуфимск

32 644 32 582 32502 32335 ~32208 31720 31250
пос. Пудлинговый 560 575 565 563 ~553 542 530
ст. Чёрная Речка 51 49 48 48 47 41 38

 ИСТОЧНИК: Красноуфимская городская территориальная избирательная комиссия,

                    Веб-сайт: http://kgtik.krasnoufimsk.ru/index.php

Паспорт населённого пункта пос. Чёрная Речка

Показатель Единица

измерения

на 01.01.2007г.

Демография

   
Численность населения человек 71
Численность трудоспособного населения человек 27
Численность работающего населения человек 13
Численность пенсионеров человек 14
Численность детей школьного возраста человек 13
Численность детей дошкольного возраста человек 4

Сельскохозяйственное производство

   
Наличие сельскохозяйственных угодий га 5
в том числе: пашни га -
Поголовье крупного рогатого скота голов -
в том числе: поголовье коров голов -

ИСТОЧНИК: Решение Думы городского округа Красноуфимск от 24.04.2008 № 60/5 "Об утверждении муниципальной целевой программы развития территорий сельских населённых пунктов городского округа Красноуфимск на период 2008-2015 годы"

 

Наличие скота

в личных подсобных хозяйствах населения

Наименование

поселения

КРС В т.ч.

коровы

Лошади Овцы Козы Свиньи Кролики Пчёло-

семьи

 

Пудлинговый 29 17 - 22 51 1 15 27
Чёрная Речка - - - 7 - - - -

ИСТОЧНИК: предыдущий

Сельское население, проживающее

на территории ГО  Красноуфимск на 01.01.2008г

Наименование показателей Всего человек Пудлинговый Чёрная Речка Журавлиный Лог  

Полухино

 

Численность населения 827 754 71 1 1
- мужчин 393 363 29 - 1
- женщин 434 391 42 1 -
- пенсионеров 199 183 14 1 1
- детей (0 - 14 лет) 163 150 13 - -
Число домохозяйств 312 277 33 1 1

ИСТОЧНИК: предыдущий

 

 

Народы Среднего Урала в структуре сельского расселения (XX в.)

Мазур Л. Н.

 

    В статье рассмотрены основные направления этнокультурного развития сельской местности Среднего Урала в XX в. Проанализирована динамика численности основных национальных групп населения — русских, татар, марийцев, башкир, манси, казахов и др., прослежены изменения в структуре их расселения.

Средний Урал в настоящее время представляет собой регион, в котором проживают представители почти 100 национальностей. Географически он охватывает в основном территорию Свердловской области за исключением северных ее районов, а также часть Пермской и юг Челябинской области. Расхождение географических границ Среднего Урала и административно-территориальных образований невольно осложняет анализ исторических явлений. Поэтому необходимо уточнить, что рассматриваемые процессы локализуются территориальными рамками Свердловской области. Она оформилась административно в 1934 г., ее границы неоднократно менялись. Сегодня Свердловская область охватывает значительную часть Среднего и некоторые районы Северного Урала, простираясь на площади в 194,8 тыс. кв. км с населением, согласно переписи 1989 г., 4 706 763 человека [см.: Уральский экономический район, 1991, 2, 17].

Первоначально освоение региона осуществлялось его коренным населением, из которого сформировались финно-угорские (коми-пермяки, удмурты, манси) и тюркские (башкиры) народы. В XVI в. в связи с присоединением этих территорий к Русскому государству происходят существенные изменения в этническом составе населения Урала. Сюда хлынули потоки переселенцев — татар, русских, марийцев и пр., в результате чего коренные народы оказались в меньшинстве. Особенности исторического освоения этой территории обусловили преобладание в структуре населения русских, которые и определяют этническую специфику региона. Полиэтнический состав населения нашел свое непосредственное отражение в структуре сельского расселения, которое носит дисперсный характер. Формирование первичной поселенческой сети осуществлялось с учетом национального фактора. Этнические группы располагались на территории Среднего Урала достаточно компактно и вместе с тем в непосредственном соседстве друг с другом, что способствовало созданию зон межнациональных контактов и взаимовлияния.

Этническая карта расселения на Среднем Урале в целом сложилась к XVIII в. и в основных своих характеристиках сохранилась вплоть до XX в. В середине XVIII в. (по данным ревизии 1745—1747 гг.) русские составляли 79,8 %, коми-пермяки — 7,4 %, татары — 5,3 %, башкиры — 5,1 %, марийцы — 1,45 %, удмурты — 0,63 %, манси — 0,34 % [см.: Чагин, 1995, 73]. К 1795 г. в Пермской губернии насчитывалось 6 324 сельских населенных пункта, нерусское население проживало в 301 поселении [см.: Там же, 74, 100]. В XIX в. в среде переселенцев в основном завершаются процессы этнической консолидации и в зоне их расселения складываются особые локальные этнические группы со своими этнокультурными особенностями, отличающими их от коренной национальности.

В начале ХХ в. население Пермской губернии составило 2 858 203 человека [см.: Список населенных мест Пермской губернии, 1904, 400—423]. Русские в структуре населения губернии преобладали (их удельный вес достиг 90,2 %), далее по численности следовали коми-пермяки (3, 7 %), башкиры (3,6 %), татары (1,6 %), еще более мелкий удельный вес имели черемисы (марийцы), вотяки (удмурты), вогулы (манси).

К 1908 г. на территории Пермской губернии проживало 3 109 178 человек [Свод данных…, 1910, 2223]. Русские в структуре населения губернии составляли 90,9 %, далее по численности следовали башкиры (3,1 %), коми-пермяки (3 %), татары (1,5 %), черемисы, или марийцы (0,5 %), вотяки, или удмурты (0,24 %), вогулы, или манси (0,07 %) — табл. 1. Таким образом, состав населения изменился несущественно, главным образом в сторону увеличения удельного веса русского населения.

Таблица 1

Национальный состав населения Пермской губернии в начале XX в., чел.*
Национальность 1904 1908
Русские 2 577 643 2 826 140
Башкиры 103 585 96 426
Татары 44 506 45 892
Черемисы 23 027 16 059
Вотяки   7 347
Пермяки 106 695 93 393
Вогулы 2 747 2 232
Всего 2 858 203 3 109 178
 

*Составлено по: [Список населенных мест Пермской губернии, 400—423; Свод данных…, 1910, 22—23].

Распределение населения по уездам позволяет выделить зоны компактного расселения народов (табл. 2). Так, например, башкиры в основном проживали в Красноуфимском, Осинском, Шадринском, частично Екатеринбургском уездах, татары — в Красноуфимском, Кунгурском, Пермском и Осинском уездах, черемисы (марийцы) — в Красноуфимском и Кунгурском уездах, вогулы (манси) — в Верхотурском. Из всех территорий Пермской губернии наиболее сложный национальный состав имело население Красноуфимского (зарегистрировано 6 национальностей), Кунгурского (4), Осинского (5) уездов. В Соликамском и Чердынском уездах компактными группами проживали пермяки [см.: Свод данных…, 1910]. Таким образом, наиболее пестрый этнический ландшафт характерен для юго-западных уездов Пермской губернии, где наряду с русскими проживали представители поволжских народов — татары, башкиры, черемисы.

Демографические показатели определяли этноструктуру поселенческой сети, в которой по данным на 1904 г. преобладали русские села и деревни (88,1 %), 8,9 % составили поселения пермяков, 1,35 % — башкирские села и деревни, 0,8 % — татарские, 0,2 % — черемисов и вотяков (см. табл. 2).

Таблица 2

Распределение сельских поселений Пермской губернии по Списку населенных мест 1904 г.*
Уезд Число обществ Число селений Число селений по национальностям
русские башкиры татары черемисы и вотяки пермяки вогулы смешанные
Верхотурский 155 547 518 26 3
Екатеринбургский 245 344 305 39
Ирбитский 196 317 316 1
Камышловский 297 410 410
Красноуфимский 290 600 461 36 48 25 30
Кунгурский 220 1280 1257 17 1 5
Осинский 436 921 814 61 32 4 10
Оханский 373 3275 3275
Пермский 243 2538 2512 2 21 3
Соликамский 256 2550 1607 937 6
Чердынский 266 882 560 321 1
Шадринский 331 449 395 52 2
Всего по губернии 3308 14113 12430 190 119 30 1258 27 59
 
Примечания

* Составлено по: [Список населенных мест Пермской губернии, 1904, 400—423].

Заметное место в структуре расселения занимали приуральские татары, которые в XVII—XIX вв. в результате миграции средневолжских татар сложились в особую этнолокальную группу. Татары наряду с марийцами селились на свободных землях или на землях башкир на правах припуска. Чересполосное расселение с башкирами, марийцами, русскими способствовало установлению контактов и взаимодействию, которое отразилось, в частности, в появлении смешанных татаро-башкирских поселений. В результате набирает силу процесс ассимиляции башкир с татарами, и уже во второй половине XIX в. многие приуральские башкиры начинают называть себя татарами. Тесное взаимодействие этих двух народов на уровне языка, быта, семейных отношений позволяет говорить о формировании специфической этнической общности, которую нередко называют татаро-башкирами [см.: Исхаков, 1993, 39]. По подсчетам исследователей в результате межэтнических взаимодействий к концу XIX в. в состав татар Уральского региона вошли до 124 тыс. башкир, 4,3 тыс. бесермян, и несколько тысяч чувашей [см.: Там же, 38]. Среди пермских татар исследователи выделяют две этнографические подгруппы в зависимости от зоны проживания — северную и южную. Южная группа, расселенная на территории Красноуфимского уезда, характеризуется сильным присутствием башкирского компонента.

В целом татаро-башкирское население в начале XX в. преобладало в численном плане и хозяйственно-культурном укладе над другими нерусскими народами Среднего Урала, оказывая непосредственное воздействие на соседей — марийцев и удмуртов. В 1904 г. татарские и башкирские деревни составляли на территории Пермской губернии 2,15 %. В дальнейшем данный показатель мало изменился, отражая значимость татарского народа в структуре расселения Среднего Урала.

Кроме татар, необходимо выделить еще один народ, сыгравший немаловажную роль в заселении Приуралья, марийцев (черемисов). Они переселяются на территорию Приуралья в XVI—XVIII вв., эволюционировав в особую этническую группу восточных (уральских) марийцев. Будучи язычниками, они ограничивали контакты с соседними народами, что способствовало сохранению их языка и культуры. Для марийцев были характерны поселения с однородным этническим составом. Русские, селившиеся поблизости, как правило, создавали свои поселения. В Пермской губернии черемисские селения были сосредоточены главным образом в Кунгурском и Красноуфимском уездах. В соответствии с местом расселения принято выделять среди уральских марийцев две подгруппы — кунгурские и красноуфимские (верхнеуфимские) марийцы. Компактное проживание способствовало сохранению родного языка, традиционных черт культуры и быта. Несмотря на замкнутость марийцев, им не удалось в полной мере избежать влияния соседей. Причем наибольшее влияние на красноуфимских марийцев оказали татары и башкиры. Кунгурские марийцы в значительной степени допускали заимствования в материальной сфере также у русских.

Марийские деревни на территории Пермской губернии основываются в XVI—XIX вв. и формируют достаточно стабильную сеть, сохранившуюся в ХХ в. Их численность вместе с вотскими поселениями достигла к началу XX в. трех десятков.

В последующие годы в структуре населения Среднего Урала происходят существенные изменения. В 1923 г. на этих территориях в ходе эксперимента по экономическому районированию создается Уральская область, границы которой не совпадают с границами Пермской губернии. В состав Уралобласти, помимо Среднего и Северного Урала, вошли также обширные территории бывшей Тобольской губернии. Поэтому сведения о населении начала XX в. и 1926 г. нельзя рассматривать как вполне сопоставимые, но они все же позволяют проследить определенную тенденцию. С 1904 по 1926 г. численность населения выросла до 6 784 469 человек, т. е. более чем в 2 раза. Причем существенно расширился перечень национальностей, проживающих на территории Уралобласти: в группировке по материалам переписи 1926 г. были учтены представители более 70 народов, в том числе татары составили 2,85 % общей численности населения, башкиры — 0,87 %, марийцы — 0,28 %, удмурты — 0,2 % и т. д. (табл. 3). В сравнении с 1908 г. значительно выросла численность татар и, напротив, сократилось число башкир. Такая динамика является отражением ассимиляционных процессов, которые продолжались в первой половине XX в. Так, жители ряда деревень (Бишково, Куянково, Озерки, Рахмангулово, Усть-Баяк, Усть-бугалыш Красноуфимского уезда) уже в начале века статистиками определялись по сословию — башкирами, а по национальности — татарами. В переписи 1926 г. жители этих поселений, а также деревень Гайна-Бисерть, Еманзельги, Урмикеево, Бехметково, Биткино, Кургат, Азигулово предпочли отнести себя к татарам. Другая группа, назвавшаяся в 1926 г. башкирами (дер. Сызги, Озерки, Азигулово (половина), Артя-Шигири, Акбашево, Уфа-Шигири, Аракаево, Перепряжка) к концу 1950-х гг. уже стала считать себя татарами. Возникшие проблемы самоидентификации башкирского народа, проживающего на территории Среднего Урала, привели к тому, что численность башкир и башкирских поселений с течением времени упала, а татар, наоборот, возросла.

Таблица 3

Население Уральской области по переписи населения 1926 г.*
Национальность Численность населения, чел
Город Село Итого
Русские 1 327 275 4 857 181 6 184 456
Башкиры 954 58 158 59 112
Татары 45 967 147 150 193 117
Марийцы 162 18 658 18 820
Удмурты 569 13 286 13 855
Вогулы 10 5 737 5 747
Мордва 384 5 601 5 985
Чуваши 397 5 075 5 382
Другие 30 259 267 646 297 995
Всего 1 405 977 5 378 492 6 784 469
 

* Источник: [Всесоюзная перепись населения 1926 г., IV. 103—107].

Характерно, что в перечне национальностей, проживающих на территории Уралобласти, появляются мордва и чуваши примерно в равных долях (0,08–0,09 %), проживающие преимущественно в сельской местности достаточно распыленно.

Структура населения Уральской области по переписи 1926 г. в целом характерна для аграрной стадии развития общества, сельское население по всем национальным группам, безусловно, преобладает. Вместе с тем можно выделить два народа (русские и татары), среди которых удельный вес горожан был выше, чем в других этнических группах.

Прежним сохраняется и характер сельского расселения, основными чертами которого продолжают оставаться компактность расселения отдельных народов и преобладание моноэтничных поселений. Всего по переписи 1926 г. в сельской местности Уральской области проживало 5 378 599 человек в 30 048 сельских поселениях [Всесоюзная перепись населения 1926 г., 1928, Т. IV, 95], т. е. их численность (в сопоставимых границах) возрастает по сравнению с началом века, и это закономерный результат развития системы расселения. Расширение поселенческой сети осуществлялось в этот период за счет разукрупнения больших сел и деревень, образования хуторов и выселок. Кроме того, на создание новых населенных пунктов начинают влиять такие факторы, как развитие колхозной и совхозной системы, транспортных линий, рекреационной сети и т. д.

Всего по пяти округам (табл. 4) — Тагильскому, Ирбитскому, Свердловскому, Курганскому, Шадринскому — насчитывалось в общей сложности 8 025 селений, среди них русские составляли 7 571 (94,3 %), татары проживали в 131 населенном пункте (1,6 %), башкиры — в 21, чуваши — в 13 (0,16 %), марийцы — в 48 (0,6 %). Анализ изменений национального состава сельских поселений позволяет выделить две основных тенденции. Первая отражает увеличение численности населенных пунктов, где помимо основной национальности проживали представители других народов. Статистиками был введен даже особый термин «преобладающая национальность», который, по сути дела, отражал процесс, связанный с разрушением моноэтнического характера сельской местности. Особенно активно он развивается в зонах межнациональных контактов. В том же Кунгурском округе почти 1/3 поселений имели неоднородный состав, в некоторых случаях иноэтнический элемент был представлен 2—3 человеками, в других их численность была более значимой. Изменение моноэтнического характера сельского расселения в условиях модернизации, в свою очередь, влияло и на формирование новых правил учета национального состава населения. В дальнейшем в ходе проведения переписей при регистрации национального состава сельских поселений указывалась только численно преобладающая национальность, другие национальности фиксировались лишь в том случае, если их численность достигала статистически значимого значения (более 20 %), что способствовало искажению этнической картины расселения.

Таблица 4

Преобладающая национальность по округам Уралобласти в 1928 г.*
Преобладающее

население

Тагильский Свердловский Ирбитский Кунгурский Шадринский
Белорусы 37 1 66 5 1
Вогулы 7 0 2 0 0
Русские 1 572 1 564 942 2 336 1 157
Татары 14 12 3 97 5
Украинцы 9 1 5 1 2
Чуваши 0 1 3 9 0
Вотяки 4 0 0 0 0
Марийцы 0 2 0 46 0
Зыряне 70 0 0 0 0
Пермяки 7 0 0 0 0
Остяки 5 0 0 0 0
Башкиры 0 17 0 4 0
Латыши 0 3 0 0 0
Литовцы 0 1 0 0 0
Поляки 0 0 1 0 1
Немцы 2 0 0 5 0
Эстонцы 0 0 0 1 2
Всего 1 727 1 604 1 022 2 504 1 168
 

* Таблица составлена по: [Список населенных пунктов Уральской области, 1928, III, IV, X, XI, XVI].

Таким образом, уже в 1920-е гг. мы можем говорить о формировании определенной тенденции в этнокультурном развитии, которая была связана с увеличением числа поселений, имеющих смешанный состав населения. Расширение зоны межнациональных контактов и усиление взаимодействия представителей разных народов неизбежно вело к разрушению моноэтничного характера сельских поселений. Эта тенденция усиливается под влиянием той модернизационной перестройки, которую переживает советское общество в 1920—1930-е гг. Индустриализация и коллективизация, повлекшие за собой массовые переселения сотен тысяч людей, внесли свой вклад в изменение традиционной этнической картины расселения.

Вторая тенденция связана с расширением перечня национальностей, проживающих в сельской местности Среднего Урала. Кроме традиционных для данной территории народов (русские, татары, марийцы и др.), в системе расселения фиксируются новые национальности — белорусы, украинцы, мордва, эстонцы, латыши, поляки и др. В Списках населенных мест Уральской области 1928 г. впервые на территории Среднего Урала фиксируются поселения чувашей — всего 13 населенных пунктов, хотя можно назвать еще с десяток поселений, где они отмечены в качестве второй национальности. Так, например, в дер. Грязный Лог Ачитского района проживали вместе с русскими 16 чувашей. На хуторе Красный Бор этого же района, основанном в 1918 г., из 16 жителей половину составляли чуваши,
а другую — русские. В основном чувашские поселения сосредоточены на территории Кунгурского округа (9 из 13), для них характерна компактность расположения. Три поселения — Поселок № 73 (59 человек), Поселок № 74 (34 человека) и Хутор № 58 (19 человек) с преобладанием чувашского населения располагались на территории Верхшуртанского сельсовета Богородского района. Еще шесть поселений чувашей отмечены в составе Ключиковского сельсовета Красноуфимского района — поселки Березовый Лог, Верх-Иргинский, Косой Лог, Новый Контуган, Нижний Контуган и хутор Высокий.

Эти поселения, как и деревни белорусов, украинцев, эстонцев и других («новых») национальностей, возникли в результате проведения политики переселения, проводившейся в конце XIX — начале XX в. Причем, как видно из приведенного выше примера, их поселенческая сеть строилась на принципах компактности. Но в условиях модернизационных преобразований российского общества она оказалась нестабильной. В частности, все чувашские поселения, возникшие в начале века, в 1950—1960-е гг. прекратили свое существование. В ряде случаев наблюдался процесс ассимиляции пришельцев местным населением.

Довольно значительную группу в 1928 г. составляли деревни белорусов (110) и украинцев (18). Представители этих национальностей, а также евреи, немцы, поляки появляются на Среднем Урале еще в XIX в. В частности, в материалах всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. в Пермской губернии было зарегистрировано 113 150 представителей данных национальностей, причем значительная их часть проживала в сельской местности [см.: Чагин, 2002, 29]. Однако поселения с преобладанием украинцев и белорусов появляются здесь лишь в первой трети XX в. в связи с проведением переселенческой политики, а также ввиду стихийной миграции. Большинство деревень белорусов и украинцев было создано на переселенческих участках и, судя по сведениям последующих лет, достаточно быстро самоликвидировались, не превратившись в постоянные поселения.

Особый интерес вызывают поселения белорусов, зафиксированные преимущественно в Ирбитском и Тагильском округах Уральской области (Таборинский, Лялинский, Тавдинский, Гаринский, Кытлымский и другие районы). Общая численность белорусов по переписи 1926 г. в сельской местности Уралобласти достигла 23 660 человек, составив одну из наиболее представительных национальных групп [Всесоюзная перепись населения 1926 г., 1928, IV, 106]. Для них в целом свойствен компактный характер расселения. Многие из возникших в начале XX в. деревень, заселенных выходцами из Минской и Могилевской губерний, сохранились вплоть до настоящего времени. Вместе с тем их судьба весьма показательна и является во многом закономерным отражением тех этнокультурных процессов, которые характерны для XX в. Например, в Свердловской области по состоянию на момент переписи 1939 г. среди сельского населения насчитывалось 6 683 белоруса [Всесоюзная перепись населения СССР 1939 г., 2002, 294]. По данным переписей последующих лет (1959, 1970, 1979, 1989) численность белорусского населения в сельской местности уменьшается почти в два раза, составляя в 1989 г. 3 116 человек [Национальный состав населения РСФСР…, 1990, 132]. Сокращение шло в результате миграции сельского населения в города и ассимиляции белорусского этноса русским. Уже в материалах переписи 1959 г. и последующих лет многие белорусы предпочитали регистрировать себя русскими. В иноэтничной среде и в условиях национальной политики того времени шло неизбежное размывание национального самосознания, резко сокращалось число носителей родного языка. Процесс русификации нашел свое закономерное отражение в материалах переписей. В частности, деревни с преобладанием белорусской национальности в списках населенных мест перестают фиксироваться. Однако, по наблюдениям краеведов, представители данного народа, не составляя этнического большинства, продолжают сохранять национальные традиции, в том числе в обустройстве жилья, организации подворья, элементах культуры и быта, т. е. говорить о полной их ассимиляции нельзя.

Аналогичные процессы происходят не только с пришлыми, но и с коренными национальностями, издавна проживающими на Урале. Обращает на себя внимание резкое сокращение к 1928 г. численности башкирских поселений и, напротив, рост числа татарских. Такая динамика во многом выступает отражением процессов взаимодействия башкирского и татарского этноса. Ассимиляции этих народов способствовал чересполосный характер расселения и общая конфессиональная принадлежность — мусульманство. В результате у них выработалось достаточно много общих языковых и культурных черт, порой трудно отличить один народ от другого.

Национальный состав населения Свердловской области в 1939—1989 гг. представлен в табл. 5, которая позволяет охарактеризовать не только динамику численности населения по национальным группам, но и его распределение по городской и сельской местности. При общем росте численности населения области с 2 511 309 человек в 1939 г. до 4 706 763 — в 1989 г. число жителей в сельской местности сокращается в 1,6 раза. При этом в наибольшей степени убыль наблюдается среди русского населения, которое оказалось наиболее подвижным, подверженным миграционным процессам. Численность татар в сельской местности осталась практически без изменений, а вот число башкир выросло с 3 704 до 6 206 человек. Незначительно увеличилась численность марийцев (в 1,2), чувашей (в 1,6), удмуртов (в 2,7). Одновременно существенно растет городское население практически по всем национальным группам.

Таблица 5

Национальный состав населения Свердловской области в 1939—1989 гг.*
Национальность 1939 1959 1970 1979 1989
город село город село город село город село город село
Всего 1 503 588 1 007 721 3 074 290 970 126 3 485 007 834 734 3 785 787 668 721 4 096 510 610 253
Русские 1 369 216  925 353 2 697 236 862 854 3 107 590 730 768 3 374 096 580 865 3 656 625 520 323
Татары 49 400 31 583 117 339 40 883 134 284 41 741 143 871 35 470 152 269 31 512
Башкиры 4 461 3 704 11 988 2 643 18 099 3 329 25 626 4 425 35 298 6 206
Марийцы 2 866 12 739 5 767 14 577 8 916 15 154 11 724 15 033 15 946 15 351
Чуваши 2 727 2 097 9 109 5 456 11 221 5 694 12 322 3 992 12 876 3 419
Мордва 8 766 1 989 15 127 2 703 14 418 2 717 14 196 1 968 13 857 1 596
Другие 66 152 30 256 217 724 41 010 190 479 35 331 203 952 26 968 209 639 31 846
 

*Составлено по: [Национальный состав населения РСФСР, 1990, 132; Всесоюзная перепись населения СССР. 1939, 2002, 294; Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 г., 1963, 352, 376].

Сельская местность во второй половине ХХ в. переживает нелегкие времена. Демографический переход, характерной чертой которого стало преобладание малой нуклеарной семьи и низкий уровень рождаемости, усиление миграции из села, потери в годы войны — все это отразилось на половозрастной и социальной структуре сельского населения, деформируя ее. Как показывают исследования, наиболее подверженными модернизационным переменам оказались русские, украинцы и другие народы индоевропейской языковой семьи. Представители финно-угорских и тюркских народностей, особенно в сельской местности, сохранили в большей степени приверженность традиционному образу жизни и семейным ценностям, что непосредственно отразилось на динамике численности этих этнических групп. Интересно, что в целом удельный вес народов Поволжья в структуре населения Свердловской области, за исключением мордвы, вырос. Если в 1939 г. татары составляли 3,2 %, марийцы — 0,6 %, чуваши — 0,2 %, мордва — 0,4 %, то к 1989 г. их удельный вес составил соответственно — 3,9; 0,7; 0,35 и 0,33 %. Доля русских в составе населения, напротив, снижается. Если в 1939 г. русские составляли 91,4 %, то к 1989 г. их удельный вес снизился до 88,7 %. Общий рост численности народов Среднего Урала неизбежно сопровождался расширением зоны межэтнического взаимодействия и формированием новой культурной среды.

В сельской поселенческой сети в 1930—1980-е гг. также происходят серьезные изменения, связанные с ее модернизационной перестройкой и переходом от аграрной стадии развития к индустриальной. Основным содержанием этого перехода стала урбанизация расселения, в т. ч. и сельской местности, суть которой состояла в сокращении численности сельских поселений и их концентрации, а также кардинальном изменении образа жизни сельского населения. Характерной чертой этого периода стало постепенное распространение на сельскую местность городских принципов организации поселенческой среды.

В материалах переписи 1939 г. сведения о преобладающей национальности населенных пунктов не сохранились. Только начиная с 1959 г. возобновляется учет национального состава жителей сельских поселений. Общая тенденция развития сельских поселений во второй половине XX в., представленная в табл. 6, отражает общее сокращение их численности почти в 2,5 раза.

Хотя русские поселения продолжают составлять подавляющее большинство, их удельный вес даже растет (с 77,7 % в 1939 г. до 83,3 % в 1989 г.), но в абсолютном выражении их численность сократилась наиболее существенно — в 2,4 раза (табл. 6). Деревни татар, марийцев, манси, удмуртов составляют достаточно стабильную группу на протяжении всего изучаемого периода. Их численность меняется несущественно. Показательно, что средняя людность татарских и марийских поселений была значительно выше, чем у других этнических групп. Очевидно, что нерусские деревни оказались наиболее устойчивыми к переменам. Убыль населения здесь была значительно меньше, чем в соседних русских селах. Приверженность к традиционным формам жизни и институтам оказала охранительное влияние на их систему расселения.

Таблица 6

Динамика численности сельских населенных пунктов по преобладающей национальности в Свердловской области в 1959—1989 гг.*
Преобладающая национальность 1959 1970 1979 1989
Число поселений Средняя людность Число поселений Средняя людность Число пос. Средняя люд. Число пос.  Средняя люд.
Всего 4 864 191,7 3 477 243,4 2134 311,5 1925 310,7
Русские 3 790 236,0 2 769 289,8 1963 321,2 1604 346,3
Татары 47 415,2 53 469,7 44 467,8 40 376,9
Казахи 44 35,5 45 18,2 6 19,8 6 8,7
Марийцы 25 399,7 24 595,6 26 513,4 21 480,0
Манси 8 27,7 13 11,7 7 41,4 6 15,8
Чуваши 5 46,6 3 72,7 1 5
Немцы 3 140,3 1 258,0
Украинцы 3 55,3 3 2,3 1 11
Удмурты 1 43 1 7 1 2
Белорусы 2 2,5
Башкиры 1 177
Коми 1 6 1 6
Нет сведений 422 23 7 13
Нет жителей 493 0 533 0 79 0 136 0
Смешанная национальность 22   6   97  
 

* Таблица составлена по материалам БД «Села и города Среднего Урала в ХХ веке» [см.: Бродская, Мазур, 2002, 80—104].

В 1926 г. татарские деревни составляли на территории Свердловской области 2,5 %, в 1956 г. — 0,97 %, в 1970 г. — 1,5 %, в 1979 г. — 2,1 %, в 1989 г. — 2,1 %, т. е. их удельный вес возрастает. Средняя людность поселений была сравнительно высокой и составляла 415,2 чел. в 1956 г.; 376,9 чел. в 1989 г. В начале XX в. размеры татарских селений в Пермской губернии в основном были небольшими, объединяя до 50 дворов. Во второй половине ХХ в. при сохранении общего числа татарских поселений наблюдается заметное их укрупнение. Количество поселений с числом жителей свыше 500 человек составило в 1959 г. 38,3 %; в 1970 г. — 41,5 %, в 1979 г. — 40,9 %, в 1989 г. — 35 % [Мазур, 2003, 57—58]. Всего на территории Свердловской области было выявлено 88 поселений, в которых проживали татары, из них 12 имели смешанное башкирско-татарское население, 42 — русско-татарское, одно — марийско-татарское. Татарские деревни сосредоточены в основном на юго-западе Свердловской области — в Артинском, Ачитском, Красноуфимском, Нижнесергинском районах. Гнездовой тип расселения в целом сохраняется до сих пор, и можно выделить ряд сельсоветов, которые преимущественно состоят из татарских селений: Русско-Потамский, Талицкий, Азигуловский, Усть-Манчажский, Бугалышский и др.

Динамика численности марийских поселений на территории Свердловской области в 1930—1980-е гг. выглядит следующим образом: в 1926 г. они составляли 0,5 % общего числа поселений, в 1959 г. — 0,5 %, в 1970 — 0,7 %, 1979 г. — 1,2 %, в 1989 г. — 1,1 %. Возрастание удельного веса является следствием того, что при общем сокращении численности сельских населенных пунктов по всем национальным группам убыль марийских селений была наименьшей. Следует отметить и другое отличие: среднее число жителей здесь выше и составляло в 1956 г. 399,7 чел., в 1989 г. — 480,0 чел., т. е. марийские селения были преимущественно многолюдными. Удельный вес населенных пунктов с числом жителей свыше 500 человек в 1959 г. составлял 36 %, в 1970 г. возрастает до 62,5 %, а к 1989 г. несколько снижается — до 42,8 % [см.: Мазур, 2003, 71]. Из всех национальных групп поселения марийцев оказались наиболее устойчивыми к модернизационным изменениям. Всего на территории Свердловской области в XX в. отмечено 39 поселений с марийским населением, расположенных на территории Артинского, Ачитского, Красноуфимского, Нижнесергинского районов. Во второй половине ХХ в. существенно возрастает число смешанных в национальном плане населенных пунктов, причем наиболее часто встречается совместное проживание русских и марийцев.

Чувашские поселения во второй половине XX в. практически исчезли с карты области. Подавляющее большинство представителей этой национальности проживает в настоящее время в городах и городских поселках Свердловской области, в сельской местности их доля невелика: в 1989 г. она составила 3 419 человек (20,9 %). Это отразилось на структуре расселения чувашей. Всего на протяжении второй половины ХХ в. в Свердловской области зафиксировано 14 поселений со смешанным русско-чувашским населением. Многие из них к 1970-м гг. прекратили свое существование в связи с выездом населения: например, дер. Мотырева Верхотурского района, пос. Березовый Лог, хут. Косой Лог Красноуфимского района и др. К 1989 г. остается только 7 таких поселений, расположенных в Таборинском, Тавдинском и Талицком районах, т. е. в стороне от территории первоначального расселения. Таким образом, для чувашских поселений изначально была характерна компактность размещения и стремление к локализации, однако в силу объективных причин процессы этнической консолидации на территории нового освоения остались незавершенными. Оказавшись в иноэтнической среде в условиях усиления межэтнических контактов, миграционной подвижности, характерных для стадии модернизационного перехода, чуваши были поглощены местным населением, не создав самостоятельной этнолокальной общности (как, например, на Южном Урале).

Мордва на Среднем Урале на протяжении второй половины XX в. отличается особой дисперсностью расселения. В Свердловской области в 1939 г. их насчитывалось 10 755 чел., а к 1989 г. — 15 453 чел., причем 89,7 % из них относились к горожанам. Районы компактного проживания мордвы в сельской местности Свердловской области отсутствуют. В 1989 г. здесь было зарегистрировано 2 поселения: дер. Ключи Сысертского района и дер. Хомутовка г. Первоуральска, в которых отмечен смешанный состав населения, состоящий из русских и мордвы.

Большой интерес представляет изучение динамики казахских сельских поселений. В 1959 г. их насчитывается 44, а в 1989 г. — 6. Всего на территории Среднего Урала во второй половине ХХ в. зарегистрировано 98 аулов, что значительно больше, чем татарских или марийских селений. Это особый объект исследования, т. к. в более ранний период компактное расселение казахов на территории Свердловской области не фиксировалось и исследование их в этнографическом плане не проводилось. Можно выделить ряд районов, где наблюдается наибольшее число казахских поселений, — юг и юго-восток Свердловской области (Камышловский, Байкаловский, Ирбитский, Пышминский, Сухоложский, Каменский районы). В северных и западных районах области поселения казахов практически не встречаются [Мазур, 2003, 139—144].

По своей хозяйственной направленности все зафиксированные поселения являются сельскохозяйственными, часто в переписных материалах они отмечены как бригады или фермы колхозов и совхозов. Характерно и то, что среднее число жителей в них колеблется от 35,5 в 1959 г. до 8,7 чел. в 1989 г., т. е. относятся к малодворным поселениям. Чаще всего жителями аула выступали члены одной семьи. Это нашло отражение в названиях селений. Например, в Камышловском районе в 1959—1970 гг. были отмечены аулы Абишева, Есмигамбетовых, Жамбекова, Жампетова, Жаркимбаевых, Жасуповых и другие с числом жителей от 6 до 23 человек.

Следует отметить и еще одну особенность — временный характер поселений. Подавляющее большинство аулов казахов с моноэтническим составом населения существовало недолго, в течение одного-двух переписных периодов (1959, 1970), исчезая затем из регистрационных списков. Временный характер казахских селений в определенной степени отражен в названиях населенных пунктов (часто они обозначаются просто «аул» или «аул казахов»).

Казахские поселения, расположенные на территории Свердловской области, пока не стали объектом этнографического описания, поэтому с полной уверенностью говорить об этнокультурной специфике этих поселений невозможно. Вместе с тем косвенные данные позволяют предположить, что селения казахов во многом воспроизводили те традиционные формы и условия жизни, которые были свойственны этому народу, сохранявшему в течение ХХ в. полукочевой образ жизни.

На территории Свердловской области, помимо татар и марийцев, компактное расселение имеют манси, поселения которых расположились на севере. Для манси характерна весьма специфическая поселенческая сеть, являющаяся отражением полукочевого образа жизни — очень неустойчивая, изменчивая. В Верхотурском уезде Пермской губернии в начале ХХ в. насчитывалось 24 населенных пункта вогулов (манси), в которых проживало около 2 тыс. человек [см.: Чагин, 1995, 85]. В 1928 г. в Тагильском округе Уралобласти отмечено 7 мансийских селений. Но, видимо, это неполный перечень. В архивных документах в 1930 г. отмечено 36 кочевых селений, в 1933 г. — 28 [см.: СФ ГАСО, ф. 138, оп. 1, д. 366, л. 42]. Административный центр вплоть до 1939 г. находился в пос. Тошемка.

Традиционная система поселений манси формировалась под влиянием хозяйственной практики. Их основные занятия (охота, рыболовство, оленеводство) обусловили специфику расселения, в котором выделялись основные поселения манси — юрты, состоящие обычно из 4—8 домов, в которых, как правило, жили с сентября по май. Кроме юрт, манси имели также сезонные поселения, которые располагались в местах промыслов.

В конце 1930-х гг. в стране разворачивается кампания по переводу кочевого и полукочевого населения на оседлый образ жизни. К 1940 г. это движение охватило и уральских манси. В юртах развернулась агитация за сселение в поселки. Весной 1941 г. начали строить три новых поселка — Лямья, Суеват, Вижай. В пос. Лямья до сселения манси существовала только фактория «Заготпушнина» — большой дом, в котором находились магазин, пекарня, красный уголок, здесь же была построена баня. Для переселившихся семей манси в Лямье была построена целая улица из юрт, открыта школа, врачебный участок.

В 1959 г. на территории Бурмантовского сельсовета (г. Ивдель) было зафиксировано 8 мансийских поселений. В 1970 г. их количество возрастает до 13, а в 1979 г. сокращается до 7. По переписи 1989 г. насчитывается 6 поселений манси. Всего на протяжении 1920—1980-х гг. на территории Свердловской области отмечено 27 поселений, из них 62,9 % относятся к охотопромысловым, 14,8 % — к лесопромышленным. Средняя людность мансийских селений составляла в 1956 г. 27,7 чел., в 1970 г. — 11,7; в 1979 г. — 41,4; в 1989 г. — 15,8 чел., что также отражает нестабильность поселенческой сети [см.: Мазур, 2003, 79—80].

Большинство зарегистрированных населенных пунктов манси существовали непродолжительный срок — в течение одного-двух переписных периодов, т. е. попали в категорию временных. К традиционным постоянным поселениям можно отнести такие, как Суеват-Пауль, Хандыбина Юрта, Бахтиярова Юрта, Юрта Анямова, Юрта Курикова. Они фиксируются на всем протяжении второй половины XХ в. Однако существовали еще незарегистрированные временные поселения, в большей степени соответствующие традиционному укладу, число которых точно определить затруднительно. В частности, по сведениям Ивдельского муниципалитета на 1 марта 2003 г. в 16 поселениях проживали 141 манси. Из них 5 поселений рассматривались как постоянные (Бурмантово, Хорпия, Юрта Курикова, Юрта Пеликова, Анямова Юрта), остальные — как временные. Непосредственно в лесных поселках проживало 80 человек [см.: Справка…].

В целом, манси остались в стороне от перемен, связанных с урбанизацией расселения. Их поселенческая сеть, претерпев некоторые изменения (появление стационарных поселков с социальной инфраструктурой), в целом сохранила свой традиционный характер.

Анализируя изменения, которые произошли в структуре поселенческой сети Среднего Урала, следует подчеркнуть следующее. Для традиционной системы сельского расселения, которая складывалась на протяжении XVI—XIX вв., характерной чертой выступает компактность проживания этнических групп. Сельское поселение — выселок, починок, деревня — формируется и развивается чаще всего как моноэтническое с преобладанием какой-то одной национальности, пришлой или коренной. Взаимодействие этносов способствовало формированию этнически смешанных сел и деревень, причем этот процесс усиливается во второй половине XX в., оказывая влияние на развитие дисперсности расселения, рост подвижности народов. Однако, несмотря на все произошедшие в ХХ в. изменения, в силу незавершенности процессов модернизации сельское расселение продолжает в значительной степени сохранять этнический характер, что позволяет локализовать районы проживания различных национальных групп на территории Свердловской области.

Этнокультурное развитие сельского расселения подвержено тем же закономерностям, которые характерны для общества в целом и связаны с модернизационным переходом от традиционного общества к индустриальному. Составной частью этого процесса выступает постепенное преобразование локальных, этнических по своему происхождению культур в явление нового порядка — массовую культуру индустриального и постиндустриального общества, свойственную прежде всего городскому социуму. В сельской среде этот переход осуществляется медленнее, здесь вплоть до настоящего времени сохраняются предпосылки для развития народных традиций. Одним из охранительных факторов выступает компактный, гнездовой характер расселения этнических групп.

Модернизация российской деревни привела к формированию нового образа села, во многом лишенного национальной окраски. С разрушением традиционной системы сельского расселения усиливаются процессы ассимиляции различных этнических групп, населяющих территорию Урала, происходит стирание национальных граней и унификация образа жизни. Наибольшее воздействие на изменение образа жизни сельского населения в этих условиях оказывает урбанизация, распространение городских стандартов потребления. Вместе с тем многонациональный Урал дает нам примеры различных вариантов эволюции модернизационных процессов, на которые несомненное воздействие оказывает этнический фактор.

Литература

Бродская Л. И., Мазур Л. Н. Информационно-справочная система «Села и города Среднего Урала в ХХ веке»// Информ. бюл. ассоциации «История и компьютер». 2002. № 29, июнь. С. 80—104.

Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. 4. Вятский район. Уральская область. Башкирская АССР. М., 1928.

Всесоюзная перепись населения СССР 1939 г. Уральский регион / Сост. В. П. Мотревич. Екатеринбург, 2002.

Исхаков Д. М. Этнографические группы татар Волго-Уральского региона. Казань, 1993.

Мазур Л. Н. Села и деревни Среднего Урала в XX века. Екатеринбург, 2003.

Национальный состав населения РСФСР: По данным Всесоюз. переписи населения 1989 г. М., 1990.

Свод данных, помещенных в «Списках населенных мест Пермской губернии», изд. 1908—1909 гг., и другие краткие статистические сведения о Пермской губернии. Пермь, 1910.

СФГАСО (Серовский филиал Государственного архива Свердловской области), ф. 138, оп. 1, д. 366.

Список населенных мест Пермской губернии. Пермь, 1904.

Справка о социально-экономическом развитии муниципального образования г. Ивдель за 2002 г. // Текущ. арх. администрации МО г. Ивдель.

Уральский экономический район: Осн. итоги переписи населения 1989 г. Екатеринбург, 1991.

Чагин Г. Н. Этнокультурная история Среднего Урала в конце XVII — первой половине XIX в. Пермь, 1995.

Чагин Г. Н. Народы и культуры Урала в XIX—XX вв. Екатеринбург, 2002.


Мазур Л. Н. Народы Среднего Урала в структуре сельского расселения (XX в.) / Л. Н. Мазур // Известия Уральского государственного университета. – 2007. – № 49. – С. 180-196.


ИСТОЧНИК: Известия Уральского Государственного Университета № 49 (2007). Гуманитарные науки . Выпуск 13.

 

Почтовый ящик сайта: 4_re4ka@mail.ru , (после первой четвёрки знак подчёркивания "_").  Дата изменения: 26.06.2017

При использовании материалов, опубликованных на сайте, - прямая ссылка на сайт обязательна.